Лагерь обучения боевиков ИГИЛ. Архивное фото

Ловцы заблудших душ: почему у ИГ получается вербовать кыргызстанцев

158
(обновлено 15:47 28.06.2016)
Чинара Асанова
На животрепещущие темы — чистота истинного ислама, как можно бороться с вербовщиками-экстремистами и кто следит за исламским образованием в Кыргызстане — рассуждает колумнист Чинара Асанова.

Информагентства сообщают, что Воздушно-космические силы (ВКС) России нанесли уже свыше 450 ударов по объектам террористов "Исламского государства" в Сирии. И по этому поводу уже появились испуганные комментарии некоторых аналитиков: не надо было трогать это осиное гнездо — теперь террористы расползутся по всем близлежащим странам, считает колумнист Sputnik Чинара Асанова

Но, пардон, разве вы не заметили, что их адепты и так не только виртуально, но и реально "ползают" среди нас, да еще и вполне успешно вербуют пополнение?

Так что точечные удары России это хоть какое-то реальное противодействие новой идеологической чуме современности — терроризму. Лично мне хочется сказать словами известного киногероя Володи Шарапова: "Действие ведете в верном направлении!".

Не так давно по своим журналистским делам побывала в Оше. Пообщались с коллегами с местного телевидения. Разговор поневоле зашел о Сирии.

"Приезжаю к себе в айыл, встречаю одного нашего аксакала, а он необычно понурый, — рассказал телеоператор. — Старик всего несколько лет назад женил сына и был так счастлив! Невестка замечательная, внука ему родила, работала в местной больнице медсестрой. Спрашиваю: "Самат-ака, что случилось?". А он чуть не плачет — оказывается, невестка вместе с внуком пропала".

Правда, через пару недель дала о себе знать и сообщила, что находится в Сирии. Пишет: "Простите меня. Если бы я вам сказала, что собираюсь сюда, вы бы меня не отпустили…".

"Теперь считай мой сын, едва женившись, "овдовел", осиротел… Не понимаю, что с людьми происходит!" — рассказал о причитаниях старика коллега.

Телевизионщик отметил, что только в его селе, как он знает, несколько человек воюют в Сирии. А в соседнем айыле женщина в годах, в прошлом чиновница районного масштаба, уехала в зону боевых действий, забрав с собой всех внуков, детей и зятьев.

Для окружающих такие сообщения как гром среди ясного неба. Соседи и близкие новых "рекрутов ИГ" не могут понять и найти для себя ответ — почему же люди, словно зомби, словно бабочки на огонь, хватая с собой малолетних детей, летят в зону военных действий?

И заметьте, их никто не увозит силой и они до последнего скрывают свои намерения даже от родных и самых близких. Нередко родные постфактум узнают, что они в Сирии, либо получают уже сообщения об их смерти.

Ясного ответа на вопрос: "Почему?" нет ни у кого. Объяснения экспертов, что-де на ИГ работают очень профессиональные психологи, которые знают, на какую ахиллесову пяту надо надавить каждому, как-то ничего не проясняют. Не говоря уже о том, что они не дают ответа на следующий, еще более сложный вопрос: "Что с этим делать?".

По данным кыргызстанских спецслужб, не менее 300 сограждан уже находятся там, это если не считать многочисленных детей, и редким единицам удается вернуться.

Как правило, те, кто уезжает в ИГ, до момента отъезда (не важно, давно или относительно недавно) исповедовали ислам.

На юге Кыргызстана мусульманские традиции сильнее, и там они более давние, чем в северных регионах. Хотя сейчас в Бишкеке даже дошколята, как и в областных, районных центрах и айылах, регулярно заполняют мечети по пятницам на жума-намазе.

А что в этом плохого?! Ничего. Люди заполняют религией душевную пустоту. Пытаются в поисках Бога найти ответы на мучительные жизненные вопросы. Все верно! И я ни в коей мере не страдаю исламофобией. Мои скромные познания ислама ярко демонстрируют, насколько прекрасно, миролюбиво и исключительно познавательно учение Пророка.

Но еще по совковой традиции у нас церковь (мечеть) отделена от государства. Отделена — значит, нет никаких проблем!

А они есть, и они глубинны и очень серьезны, и решать их, кроме государства, некому.

Учение ислама сложное, многогранное, не слишком-то и легкое для понимания. Хотя, конечно, может быть преподнесено самым доступным языком. Но кто, где и как у нас его преподает людям, у которых нет денег на такую учебу, которые не понимают, где искать истину? Людям, не знающим, где выход из спутанного клубка жизненных проблем: когда нет работы, не хватает средств на достойную жизнь, не ладится в семье, мучают болезни и прочее. Где им познавать ислам?

В Кыргызстане, по некоторым данным, мечетей больше, чем обычных школ. А сколько при них медресе (духовных школ)? Не знаю, но вопрос не в этом. Главное, что внутри, — кто следит за тем, чему там учат?

Может, ДУМК (Духовное управление мусульман Кыргызстана)? Честно говоря, вряд ли оно контролирует ситуацию, и общественность слышит о нем, как правило, чаще всего в связи со скандалами вокруг хаджей и квот.

По информации ДУМК, в настоящее время в республике 2 055 мечетей из функционирующих 2 532 ведут свою деятельность официально, имея регистрацию и все соответствующие документы, остальные работают незаконно. В Бишкеке 22 такие мечети.

В моей практике журналиста был вопиющий случай — 9-летний мальчик сбежал из медресе, не выдержав регулярных истязаний. Он ушел ночью, пешком по полям и селам, минуя дороги, чтобы его не поймали.

Из пригорода пацанчик добрался домой, в Бишкек, и умолял маму, чтобы она его больше не возвращала. И никто из близких не пожаловался на это "учебное" заведение, да и в прессе никакого шума не было.

Говорить об этом надо громко, и делать это должна власть, а ДУМК надо контролировать процесс исламского образования.

Ведь, чтобы понять смысл ислама, мало надеть хиджаб, выучить незнакомые звуки на арабском и пять раз в день сгибаться в намазе. Да и Коран недостаточно просто прочесть, потому что это не какой-то детектив.

Так что государство, как бы оно ни хотело, не может отделить себя от религии и просто не имеет права отрезать себя от духовных потребностей своих граждан.

Эта религия способна дать ответы на многие сложные вопросы бытия, и постигать ее надо из первоисточников, долго и целенаправленно. Один из хадисов Пророка Мухаммеда гласит: "Настоящий мумин (верующий, мусульманин) подобен трудолюбивой пчеле: ничего, кроме чистого, не ест, и ничего, кроме чистого, не дает".

Но в обществе всегда есть "неприкаянные", заблудшие души, а значит, найдутся и "ловцы" на них, которые знают, как их использовать в своих целях.

А нам нечего им противопоставить. Нет у нас качественных учебных заведений, где обучали бы основам религии, согласованным со Священным писанием. Нет у нас широкой психологической службы, доступной всем возрастам и социальным группам.

Радикалы, взяв на вооружение лишь одно понятие из ислама — джихад, построили на нем свою, чуждую истинному исламу теорию исключительности. А, как известно, все войны начинались с идеологии исключительности…

В священном Коране есть такие слова Всевышнего: "Никому из вас я не дал преимуществ!".

Никому! Понимаете?!

158
Загрузка...